Все новости
16.01.2018СМИ о нас

Интервью с выпускником магистратуры ф-та ТОВ 2016 года


"Инженер-технолог отдела главного технолога цеха №16 Дмитрий Литвинов считает, что одним из них является учёба в магистратуре (ф-т ТОВ) БГТУ.

Дмитрий ЛИТВИНОВ, инженер-технолог отдела главного технолога цеха №16, на заводе работает недавно – с 2015 года. До этого он окончил Белорусский государственный технологический университет, а затем на стационарном отделении обучался в магистратуре и работал над магистерской диссертацией. После её успешной защиты получил степень магистра химических наук. Дмитрий поясняет, что его приход в специальность начался с большого интереса к химии, но, следует пояснить, что на пути выбора профессии не обошлось без крутых поворотов. 

Пристальное внимание изучению химии я стал уделять потому, что собирался поступать в медицинский вуз, – вводит в курс дела Дмитрий Литвинов. – Поступил в Гомельский областной лицей, где во время учёбы осознал, что для врачебной специальности, скорее всего, был бы профнепригоден из-за своей высокой чувствительности к медицинским реалиям. Но в «подвешенном» состоянии с выбором будущей профессии я находился недолго. Как нередко бывает, всё решил случай. Лицей приехал проведать его недавний выпускник – студент БГТУ Илья Шуляк. (Сейчас, правда, к нему уже обращаются «Илья Владимирович», так как он работает преподавателем университета.) От Ильи я узнал, что есть такой вуз, как БГТУ, что именно после его окончания легче всего стать сотрудником Мозырского НПЗ. Так совпало, что у Ильи и у меня в лицее был один классный руководитель – преподаватель химии Людмила Георгиевна Кудравец. Здесь нужно отметить, что благодаря подготовке, полученной в лицее, и непосредственно помощи Людмилы Георгиевны я хорошо изучил химию и даже смог стать победителем Республиканской олимпиады по данному предмету. Конечно, это был серьёзный бонус при поступлении в вуз: я был зачислен без вступительных испытаний, то есть не сдавал ЦТ..."

Заработать своим умом
– Начало обучения в университете практически совпало с началом проявления интереса к научной деятельности. На 1-м курсе вуза меня заметила преподаватель общей и неорганической химии Ирина Евгеньевна Малашонок, которая предложила поучаствовать в научно-прикладной работе, касающейся проблемы возгорания рукавных фильтров, с которой сталкивались на Волковыском заводе по переработке свинцовых аккумуляторов. Конечно, я откликнулся на предложение: для меня это была возможность поработать в лаборатории не сугубо по студенческому практикуму, а проявить свою инициативу, более тесно поработать с преподавателями. Закончив исследование темы, мы получили денежное вознаграждение. Кстати, это были первые заработанные мною деньги, поэтому казались очень большими, а ещё важным был тот момент, что я заработал их своим умом (в основном же студенты подрабатывают грузчиками). Это было круто! Судя по всему, Ирина Евгеньевна Малашонок неплохо оценила моё участие в исследовании, так как порекомендовала мою кандидатуру другим преподавателям вуза. И затем я принимал участие в исследованиях по электротехнике, аналитической химии, другим направлениям. Немало времени провёл на кафедре физики, где под руководством Валентина Валентиновича Тульева работал над темой «Изучение Cu/Al и Pd/Fe структур, полученных методом динамического атомного перемешивания». Научная работа получила диплом 1-й степени на Республиканском конкурсе студенческих научных работ. На этом я не остановился – затем ещё более эффективно работал на кафедре органической химии под руководством профессора Владимира Степановича Безбородова и заведующего кафедрой Сергея Георгиевича Михалёнка. Мы занимались исследованиями в области жидких кристаллов. Тема звучала так: «Синтез 2,5-дизамещённых бензофуранов». Эта разработка пополнила копилку достижений: я стал победителем Республиканского конкурса научных работ студентов. Министр образования вручил мне грамоту, сувенир и денежную премию.
Стоит оговориться, что денежный вопрос – тема достойной оплаты труда учёных, стипендий магистрантам и аспирантам – по-прежнему остаётся актуальным. На мой взгляд, в определённой мере это связано с тем, что не всегда есть понимание того, что научные труды не могут давать сиюминутный результат. К примеру, с момента, когда открыли эффект полупроводимости и до того, когда за него получил Нобелевскую премию Жорес Алфёров, прошло много времени, и уже выросло новое поколение учёных. Только спустя продолжительное время открытие нашло практическое применение и прочно вошло в нашу жизнь в виде компьютеров.
В плане отложенного эффекта весьма показательной может быть школа физиков-ядерщиков (Резерфорд, Бор, Гейзенберг, Эйнштейн), которая мне очень нравится. Опыты, которые проводили учёные, поначалу вызывали, мягко говоря, удивление. Зачем тому же Резерфорду было обстреливать фольгу из золота ядрами гелия? Со стороны могло показаться, что чудак занимается непонятно чем, но в то же время этот опыт дал толчок к развитию ядерной физики и к развитию многих новых технологий. Без странного опыта Резерфорда сейчас не было бы атомных электростанций, тех же полупроводников и много чего другого.

Чем больше учителей – тем лучше
– Пожалуй, много чего не было бы в моей жизни без обучения в магистратуре. Оно мне дало в первую очередь замечательных друзей: мы до сих пор поддерживаем связь. Также учёба в магистратуре позволила мне побывать на различных конференциях, увидеть, чем занимаются люди в других направлениях. Это время можно сравнить с годами выступлений на школьных олимпиадах по химии: собираются люди, которым интересно конкретное направление исследования, у них есть много общих интересов, следовательно, они говорят на одном языке. На конференциях, конечно, часто бывают и такие ситуации, когда разные люди задают вопросы на разных языках (на русском, требующем перевода), но зато это научило слушать и слышать.
Магистратура также предоставила возможность более тесного общения с профессорско-преподавательским составом университета. Ведь чем больше учителей – тем лучше. На каждом периоде жизни у человека свои учителя: сперва мама учит нас ходить, воспитатель в детском саду – правильно держать ложку, общаться со своими сверстниками и т.д. В магистратуре моими наставниками были В.С.Безбородов и С.Г.Михалёнок. Таким образом, магистратура стала тем этапом, на котором я приобрёл ещё двух учителей, обучивших меня, чтобы я дальше пошёл учиться на заводе. Я глубоко убеждён, что любой путь получения знаний – хорош.
Коллеги на заводе, по крайней мере, в тех коллективах, где я работал, – довольно отзывчивые, всегда поделятся знаниями, помогут найти то, что нужно узнать. Начинал я с цеха №5, где моим наставником был А.Л.Деринговский, который многому меня научил, в том числе и общению с коллегами. Моими учителями были С.А.Трунин, А.П.Есепёнок, а на нынешнем этапе – Р.И.Басик. Учился и учусь у М.П.Лясовича, А.Д.Дрозда, С.А.Журавского, А.А.Вихора, А.С.Зайцева, О.Н.Гайдука, Д.И.Шурпача, Е.В.Григоровича, А.В.Гугалинского.

Нужны разные амплуа
– Когда начинаешь трудовой путь, достаточно важно наличие умения адаптироваться к новым условиям, к новым задачам, к новым вопросам, к новому коллективу. С этим мне опять-таки помогла магистратура. Вообще, я уверен, что любое обучение, образование всех форм и ступеней очень нужно и важно. Поскольку каждый коллектив можно условно сравнить с футбольной командой, где представлены различные игровые амплуа: есть нападающие, защитники, полузащитники, вратарь. То же самое и у нас на заводе – важно, чтобы у всех было разное образование, потому что таким образом достигается многообразие мнений и гораздо быстрее идёт развитие, в итоге достигается лучший результат. Когда у всех есть свой взгляд, проще найти решение задачи любой степени сложности и легче докопаться до истины.
Бывает, что в поисках одной истины находишь другую. Именно так получилось у меня при исследовании темы в магистратуре. Для получения степени магистра химических наук нужно производить синтез и синтезировать новые вещества. Мы получившийся синтез запатентовали. На синтез замещённых бензофуранов наткнулись случайно, планировались к получению совсем другие вещества: аллилзамещённые полициклические соединения. Как и положено, были смешаны нужные реагенты, проведена реакция. Но спектр полученного вещества не совпал с ожидаемым. Первая мысль – перепутал реактивы. Провёл реакцию снова – и опять тот же результат. Ещё два раза провёл синтез, прежде чем осознал, что реакция идёт по иному пути, который в литературе описан не был. В итоге из аллилзамещённого циклогексенона был получен замещённый бензофуран, а не предполагаемый аллилфенил. Оказалось, что бензофураны находят широкое применение в промышленности, в основном в фармацевтике. Я в эту тему стал вникать и теперь с интересом читаю состав лекарств, осознавая, какие процессы протекают при его приёме.
В повседневной жизни мне знания химии помогают часто – даже в той же уборке. Можно посмотреть состав моющего средства и понять, подойдёт оно для решения конкретной задачи или нет. Так, для того чтобы ванна была чистой и блестела, а также для удаления водного камня нужно выбирать моющие средства, в состав которых входят кислоты (лимонная, фосфорная). Жирную плиту хорошо очистят средства, содержащие щёлочь. Для дезинфекции подойдёт хлорка: лучше её пока ещё ничего не придумали. Это всего несколько примеров того, как помогают нам научные знания в быту и жизни, а в целом – их бесконечное множество.
Необходимо осознавать, что под наукой понимаются разные реалии. Кто-то считает, что наука – это сотрудник в белом халате, в университете, НИИ, со взъерошенными волосами (как Эйнштейн), «химичащий» в лаборатории. Всё это верно, однако есть и другие измерения науки. Наука – это не только учебные и академические заведения, статьи и диссертации, а любое стремление изучать, развиваться и, главное, желание передавать свои знания коллегам и ученикам, способствовать их становлению как специалистов. Ведь при умственных работах не действует правило аддитивности, и результат тем выше, чем выше уровень знаний каждого из членов коллектива. И очень приятно, когда коллеги делятся знаниями друг с другом.




Автор: Рыжанков И. М.
Просмотры: 559